Абаимов Анатолий Николаевич,pretendent_2012 на ЭМ (a_abaimov) wrote,
Абаимов Анатолий Николаевич,pretendent_2012 на ЭМ
a_abaimov

Categories:

Путин может стать Шарлем де Голлем в РФ?

Оригинал взят у ataman_golovko в Революция во Франции в мае 1968 года. Есть ли аналогия с Россией?

Поёт вокалоид Мику Хацунэ (программа, разработанная японской компанией Yamaha, имитирующая поющий голос человека). Песня называется «Прекрасен месяц май в Париже». Именно её пели участники событий, в мае 1968 года.

Революция во Франции в мае 1968 года.
Это историческое событие началось со студенческих волнений, поэтому его иногда называют студенческим  бунтом. На самом деле, это была самая, что ни на есть, настоящая революция. Именно так характеризовали это явление сами участники.  И именно такова оценка многих историков. Но в исторической классификации событий XX века, такой термин (для обозначения, произошедшего во Франции) не используется. Более того, многие историки-исследователи, политологи, культурологи и социальные психологи боятся исследовать и анализировать это событие. Обходят его стороной, словно есть какое-то «табу» с самого «верху». Так в чём же дело?

Краткая хронология того, что произошло в мае 1968 года во Франции:

Первые «искры».
20 марта. Арест 6-ти членов «Национального комитета в защиту Вьетнама».
22 марта. В Нантере несколько студенческих групп захватили здание административного корпуса, требуя освобождения своих товарищей.
29 марта. Студенты захватили один из залов в Сорбонском университете в Париже и провели в нем митинг.
 30 апреля. Администрация учебного заведения обвинила восьмерых лидеров студенческих беспорядков в «подстрекательстве к насилию» и прекратила занятия в университете.
1 мая. К студентам присоединились представители рабочей молодёжи. Сто тысяч человек вышли на улицы Парижа. Были выставлены требования социального характера.
2 мая. Национальный студенческий Союз Франции совместно с Национальным профсоюзом работников высшего образования призвали студентов к забастовке. Начались столкновения с полицией, в знак протеста митинги и демонстрации прошли практически во всех университетских городах Франции.
3 мая. Внезапно забастовали водители парижских автобусов. С угрозой забастовки выступили типографские рабочие. Ректор Сорбонны объявил об отмене занятий и вызвал полицию, которая атаковала студентов, применив дубинки и гранаты со слезоточивым газом. Студенты взялись за булыжники. Столкновения распространились практически на весь Латинский квартал Парижа. В них участвовали 2 тысячи полицейских и 2 тысячи студентов, несколько сот человек было ранено, 596 студентов арестовано.
4 мая. Сорбонна  была закрыта. До этого, так поступили только фашистские оккупанты.
5 мая. 13 студентов были осуждены парижским судом. Преподаватели поддержали учащихся и призвали к всеобщей забастовке в университетах.
 6 мая. 20 тысяч человек вышли на демонстрацию протеста. В голове колонны несли плакат «Мы - маленькая кучка экстремистов» (так власти накануне назвали участников студенческих волнений). На обратном пути, колонну атаковали 6 тысяч полицейских. В рядах демонстрантов были не только студенты, но и преподаватели, лицеисты, школьники. 600 человек (с обеих сторон) были ранены, 421 арестованы. В знак солидарности по всей стране вспыхнули забастовки и демонстрации студентов, рабочих и служащих самых разных отраслей и профессий.
 7 мая. Забастовали все высшие учебные заведения и лицеи Парижа. На демонстрацию вышли 50 тысяч студентов, колонну вновь атаковали силы полиции.

Всё это время, Президент Франции молчал, делая вид, что ничего особенного не происходит.

Разгорается «пламя».
Вечер 7 мая был началом перелома в общественном мнении. Студентов поддержали профсоюзы преподавателей, учителей и научных работников, а также Французская лига прав человека. Профсоюз работников телевидения выступил с заявлением протеста в связи с отсутствием объективности в СМИ. Металлурги блокировали одну из общенациональных автомагистралей.
 8 мая. Наконец-то, Президент «заметил» происходящее, выступил по радио и заявил: «Я не уступлю насилию». В ответ на это, группа известнейших французских журналистов создала «Комитет против репрессий». Крупнейшие представители французской интеллигенции (Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Натали Саррот, Франсуаза Саган, Андре Горц, Франсуа Мориак и многие другие) выступили в поддержку студентов. Французские лауреаты Нобелевской премии также выступили с аналогичным заявлением. Студентов поддержали крупнейшие профцентры Франции, а затем и партии коммунистов, социалистов и левых радикалов. В этот день большие демонстрации опять прошли в целом ряде городов, а в Париже на улицу вышли почти все жители, полиция была вынуждена уйти.
10 мая. 20-тысячная демонстрация молодёжи была блокирована, с разных сторон, силами правопорядка порядка. Демонстранты соорудили 60 баррикад, некоторые из них достигали 2 метров в высоту. Знаменитый бульвар Сен-Мишель полностью лишился брусчатки, которую молодёжь использовала в качестве оружия против полицейских. До самого утра окружённым демонстрантам, удавалось сопротивляться полиции. 367 человек было ранено, 460 арестовано. Разгон демонстрации привел к общеполитическому кризису.
Ночь с 10 на 11 мая (впоследствии её назовут  «Ночь баррикад»).
Прибыли спецподразделения. Полиция применила гранаты со слезоточивым газом и перешла в наступление. Восставшие подожгли автомашины, из которых были сооружены баррикады.
11 мая. Все оппозиционные партии потребовали срочного созыва Национального Собрания.
Революция началась!
13 мая. Забастовка не только не прекращается, но перерастает в бессрочную. 10 миллионов человек бастуют по всей стране. Все уже забыли о студентах, с которых всё и началось. Рабочие требуют сорокачасовой рабочей недели и повышения минимальной зарплаты до 1000 франков. В Париже прошла грандиозная 800-тысячная демонстрация (!), в первом ряду которой шли рука об руку коммунист Жорж Сеги и анархист Кон-Бендит. В крупных провинциальных городах прошли многотысячные демонстрации солидарности (например, в Марселе и в Бордо по 50 тысяч человек, Тулузе - 40 тысяч, Лионе - 60 тысяч).
14 мая. Рабочие компании «Сюд-Авиасьон» захватили предприятие. Моментально захваты предприятий рабочими стали распространяться по всей Франции. Стачечная волна охватила металлургическую и машиностроительную промышленность, а затем распространилась на другие отрасли. Над воротами многих заводов и фабрик были надписи «Занято персоналом».
15 мая. Восставшие захватили парижский театр «Одеон» и превратили его в открытый дискуссионный клуб, подняв над ним два флага: красный и черный. Были захвачены автозаводы «Рено», судоверфи, больницы. Повсюду висели красные флаги. Соблюдалась строжайшая дисциплина.
 16 мая. Закрылись порты Марселя и Гавра, был прерван маршрут Трансъевропейского экспресса. Газеты стали выходить под контролем типографских рабочих. Многие общественные службы функционировали только с разрешения бастующих.
17 мая. Забастовали телеграф, телефон, почта, общественный транспорт. Экономика страны парализована.
Маленькое отступление: Но граждане не хотели беспорядков. Желание людей самим установить порядок было столь сильным, что городским властям и полиции пришлось отступить. Работницы заводов и фабрик взяли под контроль снабжение местных магазинов продовольствием и организацию торговых точек в школах. Рабочие и студенты организовали выезд на фермы с целью помочь крестьянам сажать картофель. Революционными властями была запрещена деятельность фирм-посредников.  И сразу упали розничные цены! На сельскохозяйственную продукцию цены снизились от 2-х до 5-ти раз. Дополнительно  действовало бесплатное распределение товаров и продуктов нуждающимся семьям. Организовывались детские сады и ясли для детей бастующих. Было обеспечено бесперебойное снабжение ферм и хозяйств электроэнергией, налажена регулярная доставка горючего. Больницы переходили на самоуправление, в них избирались и действовали комитеты врачей и пациентов. Осуществлялся контроль за движением транспорта. На блокпостах, дежурили школьники старших классов. В стране сложилось двоевластие - с одной стороны деморализованная государственная машина, с другой стороны самодеятельные органы рабочего, крестьянского и студенческого самоуправления.
 21-22 мая. В Национальном Собрании обсуждается вопрос о недоверии правительству. Для вотума недоверия не хватило 1 (одного единственного!) голоса.

Всё это время, Президент Франции молчал, словно забыв о происходящем.

22 мая. «Ночь гнева». Столкновения на баррикадах. Горит здание Парижской биржи.
24 мая. После долгого молчания, Президент выступил по радио с речью, в которой предложил провести референдум о «формах участия» простых людей в управлении предприятиями.
 25 мая. Начались трехсторонние переговоры между правительством, профсоюзами и Национальным советом французских предпринимателей. Выработанные ими соглашения предусматривали существенное увеличение зарплаты, однако  не все были удовлетворены этими уступками и продолжали призывать к продолжению забастовки. Социалисты во главе с Франсуа Миттераном (который впоследствии станет Президентом, кстати) собрали митинг и потребовали создания Временного правительства. В ответ на это власти во многих городах применили силу. Ночь 25 мая получила название «кровавая пятница».
 29 мая. Появилась информация, что Президент покинул Францию. Революционные лидеры призвали к захвату власти, поскольку она «валяется на улице». Взять власть, было предложено коммунистической партии Франции. Коммунисты отказались.

 Маленькое отступление: А вот теперь, что бы понять то, что произошло дальше, надо задуматься о том, кто именно был Президентом Франции в то время. Так, кто же? Им был генерал Шарль де Голль.  Живая легенда, национальный герой, чьё имя у французов, стоит в одном ряду с Жанной  д’Арк и Наполеоном (все трое, сейчас, вполне официально, считаются величайшими героями нации, которые пришли на помощь стране в трудную годину).

Контрреволюция наносит ответный удар.
30 мая. Президент внезапно появляется и переходит к решительным действиям. Всё это время, он выжидал, лавировал и собирал силы. Де Голль выступает с пламенной речью. Он заявляет, что отказывается от своих обещаний данных им 24 мая, от обещанного референдума и распускает Национальное Собрание (!), при этом обещает  внеочередные парламентские выборы. Он призывает своих сторонников продемонстрировать твердость характера и выйти на улицы.
И сторонники откликнулись в тот же день! Они («голлисты») проводят 500-тысячную демонстрацию поддержки, скандируя: «Де Голль, ты не один!».
Происходит резкий перелом в ходе событий.
1 – 6 июня. Правительство, профсоюзы и предприниматели садятся за стол переговоров и достигают некоторого согласия. Профсоюзы переходят на сторону правительства и призывают рабочих прекратить забастовки.
12 июня.  Власть перешла в наступление. Были запрещены организации левого толка. Предприятия, захваченные рабочими, «зачищаются» силами полиции.
14 июня – 17 июня. Полиция захватывает «Одеон», Сорбонну, «Рено» и остальные объекты.
И вот, наконец-то, с 23 по 30 июня проходят парламентские выборы. Результат ошеломляющий. «Голлисты» получают 73,8 % мест в Национальном собрании. Впервые, за историю французских парламентских выборов, одна партия получила в нижней палате абсолютное и подавляющее число голосов. Большинство французов выразили доверие генералу де Голлю!
Итог:
А вот итог оказался более плачевным для контрреволюционеров, чем для их противников. Последствия революции не замедлили сказаться. Следом за увеличением заработной платы (уступка, на которую пошло правительство профсоюзам), поднялись цены. Инфляция привела к быстрому сокращению золотого запаса страны (значительная часть которого переместилась в США).  В ноябре 1968 года во Франции разразился финансовый кризис. Все меры стабилизации экономики, которые предпринял Президент, были крайне непопулярны у всего населения страны. Единственный способ поправить положение, Президент Франции увидел в изменении территориально-административного устройства страны, расширение роли регионов (наделить их большими правами, для решения вопросов самостоятельно), с последующим реформированием Сената.
В поисках поддержки населения де Голль прибег к референдуму. Он заявил, что если законопроект будет, отвергнут, он уйдёт в отставку. Оппозиция немедленно начала кампанию против законопроекта. На референдум, был вынесен вопрос: «Одобряете ли Вы законопроект, представленный французскому народу Президентом Республики?».  Референдум с треском провалился. Сторонники  де Голля, из числа простых обывателей, отвернулись от «голлистов». Генерал подаёт в отставку. Партия власти сломлена и раздавлена.
Проиграв «бой», французские революционеры, в конечном итоге, выиграли «войну». Президент ушёл. Система сломана. Майские события 1968 года в корне изменили облик Франции и всей Европы. Произошёл поворот в сторону социально ориентированной политики. Слово «революция», кстати, и означает поворот (от лат. revolutio — поворот). Вопросы прав и свобод граждан становятся стержнем политики большинства развитых европейских стран. Многие лозунги того времени стали «крылатыми выражениями». Одни звучат актуально и сейчас: «Как ни проголосуешь, нет или да, из тебя всё равно сделают козла!», «Структуры для людей, а не люди для структур!». Другие стали лозунгами различных движений: «Революцию не делают в галстуках!», «На смену олигархам должен прийти народ!», «Мы не будем ничего требовать и просить: Мы возьмём и захватим!».
А вот какие выводы сделал я (они объясняют, почему информация об этой революции искажается и частично замалчивается):
1.    Революция, проходившая под лозунгами левых движений, была национальной. Парадокс, но это так. Без национальной сплочённости французов, столь массовое восстание было бы невозможно. И «сильные мира сего» сделали из этого соответствующие выводы.
2.    Главной движущей силой революции оказались профсоюзы, наглядно показав, что имеют реальные рычаги управления самыми различными ситуациями в стране. Именно после 1968 года, спецслужбы многих стран, активно взялись за разработку методик тайного манипулирования профсоюзами. Именно после событий этой революции, европейские страны стали активно «подсаживаться» на дешёвую гастарбайтерскую силу, как наркоманы на иглу, ослабляя тем самым национальные профсоюзы. В той же Франции, с начала 70-х, иностранных рабочих стали зазывать, специально выделяя им рабочие места. Сейчас, значительная часть из них, не работает вообще и с ними сделать  ничего нельзя. Все эти люди уже французы. Но подчиняются, они только лидерам своих национальных общин. На французские профсоюзы они плевать хотели. Список профессиональных сфер для иностранных рабочих во Франции сокращен только сейчас, но уже поздно.
3.    Душой революции выступила национальная интеллигенция (преподаватели, журналисты, учёные). Национальное самосознание невозможно без национальной интеллигенции. Возможно, с этим связано сознательное и повсеместное снижение, во многих странах, потенциального уровня учащейся молодёжи и качество образования вообще (замена экзаменов такими видами тестирования как ЕГЭ, SAT, ACT, Abitur и т.п.). Также, возможно с этим, связано взятие курса на создание компрадорской интеллигенции руководством многих государств (введение уроков толерантности в учебных заведениях, создание из этого социологического термина отдельного предмета преподавания и т.д.).
4.    Эта революция – образец революции в индустриально-развитой капиталистической стране. Правители и «сильные мира сего» понимают, что с массовым восстанием такого рода, мог справиться только очень волевой и очень популярный лидер. Шарль Андре Жозеф Мари де Голль - наивеличайший государственный деятель и Национальный герой Франции (он бы и с референдумом справился, но ему было уже 79 (!) лет). Они понимают, что сами они, окажись в подобной ситуации, не стоили бы и мизинца с его левой ноги. Понимают и боятся, что подобное может повториться.
5.    Франция 1968 года созрела для социального взрыва, состояние общества, образно выражаясь, напоминало пороховую бочку. Не хватало только «искры». Во Франции, такой искрой оказалась недовольство крохотной группы студентов войной во Вьетнаме. Но могла быть и любая другая. В современной России, если допустить хоть какую-то аналогию, такой «искрой» может оказаться фальсификация выборов Президента РФ.
6.    Сейчас от былой сплочённости французов не осталось и следа. Население Франции разобщено. Выиграв «войну», революционеры потеряли страну. Если бы я был французом и жил в то время, я был бы «голлистом». Однозначно. Но я живу, в современной России и случись подобные события у нас, сейчас, скорее всего, был бы в рядах восставших. Парадокс? Да, парадоксально. Но – факт!

Tags: В.В.Путин., ВЛАСТЬ.
Subscribe
promo a_abaimov 09:46, yesterday 1
Buy for 10 tokens
Путин обязан менять систему гос.управления РФ. Отправил Путину по адресу Kremlin.ru вновь поправку о партии, так как получил ответ от 23.07.20, что приложение с просьбой по закону не обсуждается. Поправка моя:"В Конституции РФ закрепить норму, что действует одна политическая партия с…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments