January 4th, 2014

Сын и я перед военкой

Начинаю публиковать свою книгу

Оригинал взят у a_abaimov в «Мечта моя сокровенная о президентстве СССР ещё в далёком 1984»«Или правдивый, почти, рассказ одного
из организаторов приватизации муниципальной собственности в Екатеринбурге ».

Анатолий Николаевич Абаимов.
Часть 1. Антикоммунизм отца.
Детство моё прошло в замечательном месте - на юге Курганской области в селе, где огород отеческого дома упирался в благодатный, хвойный, сосновый бор. В 1953 году закончилось правление тирана, отца всех народов, Сталина. Осуществление передачи власти первого лица преемнику при тоталитарном режиме действующим законодательством прописано не было. И вот Великая ядерная держава окунулась в передел власти, когда партийный функционер, имеющий доступ к атомному оружию, мог для победы в этой схватке не только грозить своему оппоненту такой возможностью, но и реально применить его на территории страны. А подвело к роковой черте первое государство на Земле без частной собственности на средства производства и эксплуатации человека человеком нежелание уйти на заслуженный отдых И.В.Сталина, который питал иллюзию, что его правление будет "вечным", а идея коммунизма будет поглощать всё новые и новые страны. Мой отец родился в 1932 году в семье комбайнёра, который умер от полученной на работе простуды лёгких в 1941 году, и бабушка осталась с тремя малолетними детьми в тяжёлую годину Великой Отечественной войны. Второй дед, по имени Степан, 740_291496воевал в пехоте пулемётчиком с 1941 - 45 г.г., оставил свою подпись на стенах поверженного Рейхстага в Берлине, освобождал Прагу, а затем ещё и участвовал в разгроме японской, квантунской армии в Маньчжурии.
Все эти годы жена и пять дочерей молили Господа Бога о его возвращении домой живым. Однако ранений дед не избежал, поэтому в промозглые сырые дни инородные предметы в виде металлических осколков в теле давали о себе знать. В послевоенные годы фронтовики были на вес золота, и деда Степана односельчане избрали председателем колхоза, хотя он и не состоял в рядах коммунистической партии (но мать моя недавно опровергла это, показав его партбилет, выброшенный им после ареста и предъявления обвинений, хранящийся у неё).
Фронт закалил деда не только физически, но и воспитал душевное сострадание к любой несправедливости, оставив на сердце глубокие шрамы от боли за оставленных в сырой земле боевых товарищей. Потому дед Степан позволял или делал вид, что не замечает того, что колхозники, работающие в поле, на ферме либо на зернохранилище, при окончании смены уносили домой в своей обуви остатки зерна, чтобы накормить голодающих детей. Мне не известны подробности того, каким образом об этом стало известно правоохранительным органам, но дед на основании указа "О краже колосков" за проявленную халатность по обеспечению сохранности вверенного колхозного имущества получил по приговору суда 13 лет строго режима, а свидетель-доброжелатель, по заявлению которого и началась проверка, также угодил в тюрьму. Гулаговская система карала всех. Дед провёл в заключении половину срока, так как после смерти Сталина осужденные пo многим статьям за малозначительные правонарушения подлежали амнистии. В моей памяти дед Степан остался волевым и справедливым человеком, который, иногда в эмоциях, говорил в мой адрес: "У-У, идол!" И когда в хрущёвские времена по радио вещали здравицы в адрес коммунистической партии Советского Союза (КПСС), под чутким руководством которой труженики села в закрома государства постоянно с высоким энтузиазмом перевыполняли намеченные планы сдачи урожая, дед резко выключал радиоточку, говоря, что это всё – обман народа.
Сын и я перед военкой

Надо ли далее печатать?

Оригинал взят у a_abaimov в Продолжение-1. Книга моя:«Мечта моя сокровенная о президентстве СССР ещё в далёком 1984»
Мой отец окончил семилетку, расположенную напротив усадьбы родительского частного дома, где из колодца брали воду для хозяйственных нужд всей школы. Отцу на учёбу времени оставалось немного, потому что он был единственным мужчиной на хозяйстве. И когда в выпускной год учителя хотели выставить ему несколько неудовлетворительных отметок, моя бабушка подошла к директору и ультимативно заявила, что если у сына в аттестате не будет всех положительных оценок, то школа не сможет пользоваться водой из её колодца. Тут же вопрос был снят. Благодаря этому отец смог пройти курс обучения в районном центре автошколы и получить права шофёра, а это позволило после призыва в ряды Советской Армии попасть служить в Берлин. С 1951-53 г.г. отец 740_291499
на трофейных легковых автомобилях марки "Хорьх" и  "Мерседес" возил по Восточному Берлину руководителей воинских частей, расквартированных на территории Германской Демократической Республики. За годы службы он увидел, пусть и через колючую проволоку, жизнь "загнивающего" капитализма, а уровень уже в то время был не в пользу социализма.
После демобилизации, вернувшись в родное село, отец женился, а через год родился я. Через пять лет в семье было уже три сына. Всю жизнь отец проработал шофёром.
Своё детство я вспоминаю с удовольствием, так как живописная природа края развила во мне любовь к лыжам, свежему воздуху, воде и общению через созерцание с окружающей средой. Со слов матери, года в два, я в одной распашонке отодвигал доску у больших ворот и убегал со двора, чтобы на босу ногу насладиться свободой на проезжей части дороги по горячему, мокрому песку после тёплого, летнего дождя. Или, уже в старшем возрасте, без разрешения родителей с опытным товарищем мог пойти к лесному озеру за семь километров и на чужой лодке сплавать за камышом, который имеет вкусную сердцевину, а потом обещать матери, что подобного впредь не повторится. Родители в детстве нам постоянно говорили о том, чтобы мы с незнакомыми людьми никуда не ходили. Однажды мы с ровесниками играли у дороги возле чужого двора, как вдруг рядом с нашей ватагой остановилась "Волга", и из салона спросили о дороге в другую деревню. Мы на словах и жестами объяснили, однако последовало предложение, что неплохо бы кому-то из нас показать путь лично, а заодно и прокатиться. Мой родной брат Владимир, младше меня на 1 год и 8 месяцев, в возрасте 2-З лет хотел было влезть в машину, но я схватил его за распашонку и не позволил этого сделать, и никто другой в салон не сел.
Сын и я перед военкой

Так и?

Оригинал взят у a_abaimov в Продолжение-2.Книга моя:«Мечта моя сокровенная о президентстве СССР ещё в далёком 1984»
Когда нашему младшему родному брату Александру было чуть больше 1 года, произошёл ужасный случай.740_291498
Мы с соседскими братьями нашего возраста на небольшом школьном пруду плавали на старых сухих стволах ив, распиленных на двухметровой длины части. И вдруг кто-то крикнул, что в метрах 10 плывёт ондатра. Я взглянул и быстро определил, что это чепчик моего младшего брата, мгновенно прыгнул в воду. Уровень был по грудь, и, разгребая руками воду, я бегом добрался до плывущего вниз лицом брата, взял его на руки и вынес на берег. Саша уже не дышал. Тогда я, считая, что наглотавшихся воды людей надо откачивать, в буквальном смысле. Со своим братом Володей взяли его за руки и ноги и начали раскачивать как качели. Хорошо из леса с ягодами шли взрослые, которые подсказали нам, как правильно надо делать, чтобы вода вышла из лёгких. Тут же наш брат задышал, всхлипнул и заплакал. Ох, и досталось нам тогда от родителей. Вряд ли кто застрахован в детстве от подобных трагических случайностей, особенно, пацаны, всегда желающие самостоятельно постигать окружающий мир, не вникая в разъяснения и предостережения взрослых. Но и народная мудрость гласит: знать бы, где упасть, там и соломки подложить, а небольшие шишки даже полезно набивать.
Помню, как бабушка про отца рассказывала подобный случай. Когда ему было лет 10, они вдвоём ездили на конной телеге метать сено. Отец упал с копны и ударился о пенёк затылком. Сначала он захрипел, потом начал синеть, а дыхание стало прерываться. Тогда бабушка, не зная, что делать, перевернула его на живот и всем своим телом прыгнула коленями на позвоночник. Отец задышал и остался жив.
Первый класс я закончил в школе, из которой через "водяной" аттестат вышел во взрослую жизнь мой отец. А ещё в дошкольном возрасте я вставал на лыжи и ходил за учениками по проложенной ими трассе в сосновый бор, любуясь зимней природой родного края, также иногда позволялось присутствовать на уроках младших классов, так как мне это было интересно. Поэтому первый класс я закончил отличником.
Отец устроился работать водителем грузового автомобиля в автоколонну районного центра в 12 км от нашего села. Жил у родственников на квартире, а по выходным на велосипеде приезжал домой, потом купил мотоцикл "ИЖ-49". В начале 60-х годов купить в личную собственность легковой автомобиль на селе было практически невозможно. Поэтому отец, накопив сумму, равную двойной цене мотоцикла с коляской "К-750" киевского производства, поехал в Москву оформлять покупку. Хорошо, что была возможность у кого остановиться, так как в столице проживали родственники по линии матери, а то бы с наличной суммой на руках, и по тем временам солидной, можно было вернуться домой без денег и мотоцикла - хорошо, если живым и здоровым. Но психологическая закалка и опыт общения с офицерским составом, приобретённый во время прохождения срочной службы в Берлине, сыграли положительную роль при оформлении отцом этой сделки.
Ему пришлось на торговой базе через магазин оплатить мотоцикл, а за внеочередное право приобретения товара дать взятку в сумме стоимости мотоцикла ответственному за отгрузку продукции, оформив доставку покупки ЖД транспортом до Кургана, дополнительно оплатив грузовой тариф. Для меня этот факт оказался первым, хотя и косвенным, соприкосновением с таким явлением, как коррупция.
В 1964 году родители решили разобрать свой жилой дом и перевезти его в районный центр, и на следующий год мы уже жили во времянке на окраине 15-ти тысячного городка. Отец часто принимал в гостях своего дядю, который прошёл горнило Великой Отечественной Войны, где после ранения у него была ампутирована нога. Во время задушевных разговоров за жизнь они, естественно, употребляли водку. Меня же отец всегда приглашал посидеть с ними за столом, чтобы я слушал и вникал, анализируя суть обсуждаемых проблем.
Дядя Толя рассказывал о фронтовых буднях, подчёркивая, что не только члены КПСС совершали героические подвиги за освобождение Родины от фашистских оккупантов, но тяготы окопной жизни делили все в равной степени. О написании перед боем заявления о том, что если боец погибнет, то он просит, чтобы его считали коммунистом - это миф, который был придуман сталинской пропагандой для увеличения значимости партии большевиков в разгроме агрессора.
Отец же вспоминал о своей срочной службе в Германии. Когда он, находясь за рулём автомобиля, с подвыпившими офицерами в салоне по их команде, как бы случайно, пересекал условную границу, разделяющую Берлин на западную и восточную зоны оккупации, и въезжал на чужую территорию. И союзники по антигитлеровской коалиции к ним всегда относились лояльно, позволяя вернуться своим ходом через разделительную черту.
Отец говорил о существующих нормах кумовства на его предприятии, когда коммунисты извлекали лишь привилегий из своего членства в рядах КПСС. Так молодые, неопытные водители получали для работы новые грузовые автомобили благодаря своим родственникам, занимающим руководящие посты, а это обязывало, как правило, состоять в рядах КПСС, так как в статье Конституции была закреплена норма о руководящей и направляющей роли партии, а в то время партия в СССР была одна. Естественно, уровень зарплаты у блатных шоферов оказывался выше, при этом условия работы на новой технике были значительно комфортнее.
Поэтому отец всегда мне говорил, что вся несправедливость в нашей стране берёт начало в среде коммунистов.
Сын и я перед военкой

Так и?

Оригинал взят у a_abaimov в Продолжение-2.Книга моя:«Мечта моя сокровенная о президентстве СССР ещё в далёком 1984»
Когда нашему младшему родному брату Александру было чуть больше 1 года, произошёл ужасный случай.740_291498
Мы с соседскими братьями нашего возраста на небольшом школьном пруду плавали на старых сухих стволах ив, распиленных на двухметровой длины части. И вдруг кто-то крикнул, что в метрах 10 плывёт ондатра. Я взглянул и быстро определил, что это чепчик моего младшего брата, мгновенно прыгнул в воду. Уровень был по грудь, и, разгребая руками воду, я бегом добрался до плывущего вниз лицом брата, взял его на руки и вынес на берег. Саша уже не дышал. Тогда я, считая, что наглотавшихся воды людей надо откачивать, в буквальном смысле. Со своим братом Володей взяли его за руки и ноги и начали раскачивать как качели. Хорошо из леса с ягодами шли взрослые, которые подсказали нам, как правильно надо делать, чтобы вода вышла из лёгких. Тут же наш брат задышал, всхлипнул и заплакал. Ох, и досталось нам тогда от родителей. Вряд ли кто застрахован в детстве от подобных трагических случайностей, особенно, пацаны, всегда желающие самостоятельно постигать окружающий мир, не вникая в разъяснения и предостережения взрослых. Но и народная мудрость гласит: знать бы, где упасть, там и соломки подложить, а небольшие шишки даже полезно набивать.
Помню, как бабушка про отца рассказывала подобный случай. Когда ему было лет 10, они вдвоём ездили на конной телеге метать сено. Отец упал с копны и ударился о пенёк затылком. Сначала он захрипел, потом начал синеть, а дыхание стало прерываться. Тогда бабушка, не зная, что делать, перевернула его на живот и всем своим телом прыгнула коленями на позвоночник. Отец задышал и остался жив.
Первый класс я закончил в школе, из которой через "водяной" аттестат вышел во взрослую жизнь мой отец. А ещё в дошкольном возрасте я вставал на лыжи и ходил за учениками по проложенной ими трассе в сосновый бор, любуясь зимней природой родного края, также иногда позволялось присутствовать на уроках младших классов, так как мне это было интересно. Поэтому первый класс я закончил отличником.
Отец устроился работать водителем грузового автомобиля в автоколонну районного центра в 12 км от нашего села. Жил у родственников на квартире, а по выходным на велосипеде приезжал домой, потом купил мотоцикл "ИЖ-49". В начале 60-х годов купить в личную собственность легковой автомобиль на селе было практически невозможно. Поэтому отец, накопив сумму, равную двойной цене мотоцикла с коляской "К-750" киевского производства, поехал в Москву оформлять покупку. Хорошо, что была возможность у кого остановиться, так как в столице проживали родственники по линии матери, а то бы с наличной суммой на руках, и по тем временам солидной, можно было вернуться домой без денег и мотоцикла - хорошо, если живым и здоровым. Но психологическая закалка и опыт общения с офицерским составом, приобретённый во время прохождения срочной службы в Берлине, сыграли положительную роль при оформлении отцом этой сделки.
Ему пришлось на торговой базе через магазин оплатить мотоцикл, а за внеочередное право приобретения товара дать взятку в сумме стоимости мотоцикла ответственному за отгрузку продукции, оформив доставку покупки ЖД транспортом до Кургана, дополнительно оплатив грузовой тариф. Для меня этот факт оказался первым, хотя и косвенным, соприкосновением с таким явлением, как коррупция.
В 1964 году родители решили разобрать свой жилой дом и перевезти его в районный центр, и на следующий год мы уже жили во времянке на окраине 15-ти тысячного городка. Отец часто принимал в гостях своего дядю, который прошёл горнило Великой Отечественной Войны, где после ранения у него была ампутирована нога. Во время задушевных разговоров за жизнь они, естественно, употребляли водку. Меня же отец всегда приглашал посидеть с ними за столом, чтобы я слушал и вникал, анализируя суть обсуждаемых проблем.
Дядя Толя рассказывал о фронтовых буднях, подчёркивая, что не только члены КПСС совершали героические подвиги за освобождение Родины от фашистских оккупантов, но тяготы окопной жизни делили все в равной степени. О написании перед боем заявления о том, что если боец погибнет, то он просит, чтобы его считали коммунистом - это миф, который был придуман сталинской пропагандой для увеличения значимости партии большевиков в разгроме агрессора.
Отец же вспоминал о своей срочной службе в Германии. Когда он, находясь за рулём автомобиля, с подвыпившими офицерами в салоне по их команде, как бы случайно, пересекал условную границу, разделяющую Берлин на западную и восточную зоны оккупации, и въезжал на чужую территорию. И союзники по антигитлеровской коалиции к ним всегда относились лояльно, позволяя вернуться своим ходом через разделительную черту.
Отец говорил о существующих нормах кумовства на его предприятии, когда коммунисты извлекали лишь привилегий из своего членства в рядах КПСС. Так молодые, неопытные водители получали для работы новые грузовые автомобили благодаря своим родственникам, занимающим руководящие посты, а это обязывало, как правило, состоять в рядах КПСС, так как в статье Конституции была закреплена норма о руководящей и направляющей роли партии, а в то время партия в СССР была одна. Естественно, уровень зарплаты у блатных шоферов оказывался выше, при этом условия работы на новой технике были значительно комфортнее.
Поэтому отец всегда мне говорил, что вся несправедливость в нашей стране берёт начало в среде коммунистов.